Эхо недели.ru

Мария Эйсмонт: Последние акции гражданского общества — это протест униженных

За 10 дней до назначенного на прошлую субботу митинга против принятого Госдумой закона об изменении статуса бюджетных учреждений новосибирский активист Василий Бубнов объявил необычную голодовку. Он заявил, что отказывается от приема пищи в знак протеста против пассивности своих земляков, и потребовал от них прийти на митинг в количестве 30 000 человек: «Я поставил ультиматум вашей позиции «моя хата с краю» и «каждый сам за себя».

Однако на митинге в Новосибирске собралось чуть больше 300 человек — всего 1% от объявленного Бубновым числа. Потерявший 7 кг активист признал голодовку как метод пробуждения в горожанах гражданской активности недостаточно эффективной и решил сосредоточиться на поиске других методов.

Вопрос о том, что может побудить граждан России принять участие в протестной акции в защиту своих или чужих прав, волнует не только Бубнова. Правозащитники, традиционно собирающие несколько десятков человек на митинги в многомиллионной столице, давно жалуются на безразличие россиян. С другой стороны, неожиданными и непредсказуемыми стали многие протесты последнего года, самым громким из которых был 10-тысячный митинг в Калининграде. Растет активность блогеров, а их акции становятся все более разнообразными. Создается ощущение, что протестный потенциал имеется, но проявляет себя далеко не всегда там, где этого ждут.

Впрочем, одна общая черта у громких акций протеста последнего времени все же есть: они возникают по разным поводам, в разных местах и по-разному, но почти всегда являются реакцией на унижение. Дело даже не в том, что именно предпринимают власти для сохранения своих привилегий или для ущемления прав граждан. Дело в том, как они это делают: открыто и цинично, не скрывая своего пренебрежения народом. Не случайно одной из главных тем протеста москвичей стали чиновничьи мигалки: выезжая на встречную полосу, VIP-машины не только представляют опасность, но и нагло заявляют: «Нам все можно». Протесты жителей «Речника» были во многом вызваны тем, что людей выгоняли из домов в 4 утра на 25-градусный мороз под слова московских начальников о том, что там сплошь роскошные коттеджи. Тремя годами раньше главным девизом протестующих жителей Бутова был ответ Лужкову: «Мы не жлобы!»

Пошли бы с риском для своей работы и свободы междуреченские шахтеры перекрывать железнодорожные пути, если бы их руководители не объявили, что они получают огромные деньги, хотя на самом деле им еле хватает на уплату кредитов? Если бы центральные каналы не молчали, если бы Госдума объявила общероссийский траур по погибшим? «Они даже не извинились», — с горечью говорил в интервью местному телеканалу один из шахтеров, а стоявшая рядом женщина возмущалась не тяжелыми условиями работы, а угрозой руководства заменить их на еще менее оплачиваемых китайских рабочих, если они не «заткнутся».

Не стоит искать организаторов протестов за рубежом: они куда ближе. Это бесстыдные руководители, которые лишают свой народ не только средств и прав, но и элементарного уважения.

Мария Эйсмонт

Источник: Ведомости

Реклама

21.05.2010 - Posted by | Новости

Комментариев нет.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: